Создайте свой блог !

Дневники | Журналы | Блоги | Сообщества | на сайте Черниковых

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий блогов сайта.
  • Теги
    Теги Список тегов, используемых в блогах.
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Блоги групп
    Блоги групп Список лучших командных блогов.
  • Авторизация
    Авторизация Форма для авторизации

А может быть мой прадед был другом Мао Цзэдуна"?

Добавлено : Дата: в разделе Личные расследования
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотры: 1804
  • 0 комментариев
  • Оформить подписку
  • Печать
  • Нарушение
          ☚  Моя любимая тётушка Иветта
Сегодня я  с гордостью могу сказать, что мой прадед был китайцем. В китайскую культуру, красивую страну, с чудесными многовековыми обычаями, очень интересной философией и замечательными людьми, историю и чай - можно серьезно влюбиться. Что и сделала моя прабабушка. Судя по переделанной, уже позже на русский манер фамилии, мой прадед был из рода Бо Цзян или  Цзян Бо
 

☚  Моя любимая тётушка Иветта
Одна из версий появления представителя рода Цзян в России:
Китайские поселения в восточной Маньчжурии — территориях, в XVIII веке именуемых Восточная Тартария и которые теперь называются Приамурье и Приморье, по предположениям, были заложены ещё в VII веке нашей эры; однако по результатам Пекинского договора 1860 года, династия Цин отказалась от своих восточных территорий и передала их России.[2] Широкомасштабная миграция китайцев в эту местность началась в конце XIX века. В Уссурийском крае в момент подписания Пекинского договора жило, по оценкам, 2—3 тыс. китайцев.[3]
Чуть позднее с 1878 до ранних 1880-х годов, тысячи китайских дунган бежали из провинций Синьцзяна, Ганьсу, и Нинся, они пересекли горы Тянь-Шань и осели в Центральной Азии. Массовое бегство населения было спровоцировано подавлением дунганского восстания и последующими за ним репрессиями.[4]
В конце XIX века на российский Дальний Восток устремился поток китайских рабочих. Их использовали на золотых приисках, стройках. В основном в Россию эмигрировали китайцы из Шаньдуна и Чжили, потом главным поставщиком рабочей силы стала Маньчжурия. Главным центром вербовки был г.Чифу, откуда по морю рабочих доставляли во Владивосток. Другие прибывали в Россию через Маньчжурию — по железной дороге, на речных судах или даже пешком.[3]
Перепись населения Российской империи 1897 года зарегистрировала 57 459 китайцев (47 431 мужчин и 10 028 женщин); 42 823 из них (74,5 %) жили в Приморье.[5][6]
В 1900 г. в связи с Ихэтуаньским восстанием произошло массовое убийство китайцев, живших в Благовещенске. В том же 1900 году в Китай были изгнаны более 10 тыс. маньчжуров, живших за рекой Зеей. По оценкам, к 1910 г. на российском Дальнем Востоке проживали 200—250 тыс. китайцев.
С началом Первой мировой войны в России резко возрос спрос на рабочую силу для прокладки железных дорог и другого строительства, добычи угля, рубки леса и иных работ. В связи с этим было решено прибегнуть к массовой вербовке рабочих из Китая. По российским данным, с января 1915 г. по апрель 1917 г. по железной дороге было ввезено 159 972 китайских рабочих. Зоной расселения китайцев в дополнение к азиатской стала вся европейская часть Российской империи. Сбежавшие и уволенные с работы китайцы стали бродить по стране, занимаясь мелкой розничной торговлей или случайными заработками. В июле 1917 г. Временное правительство постановило прекратить ввоз китайских рабочих. Началась их репатриация на родину. До сентября 1917 г. домой смогли вернуться лишь около 1 тыс. китайцев, до мая 1918 г. правительство Советской России сумело эвакуировать более 40 тыс. китайев. Но после начала восстания Чехословацкого корпуса репатриация прекратилась. 30-70 тыс. китайских рабочих влились в ряды Красной Армии и красных партизан. Многие из них делали это ради пропитания, но затем проникались революционными идеями. Белые стали смотреть на китайцев как на врагов и подвергать их репрессиям. Но, например, у атамана Семёнова служили китайцы, которые ранее несли охрану КВЖД.
По китайским данным, в середине 1921 г. в европейской части России находились 90 тыс. китайцев без постоянной работы, а в контролируемой Советской Россией части Сибири — ещё около 30 тыс. человек.[3]
В 1920—1930-е годы в Дальне-Восточном крае были открыты китайские школы и техникумы, издавались газеты на китайском языке (крупнейшая — «Гунжэнь чжилу»).
После поражения Кантонского восстания в декабре 1917 г. в СССР прибыло некоторое количество эмигрантов из Южного Китая. Но уже в 1928 г. они подверглись арестам.
В период конфликта на КВЖД в 1929 г. во Владивостоке арестовывали и выселяли китайских купцов. 1240 захваченных во время конфликта китайских военнопленных подали заявление с просьбой оставить их в СССР.
После оккупации Маньчжурии Японией в 1931 г. несколько тысяч китайских военнослужащих перешли на территорию СССР. Они были интернированы и направлены на принудительные работы в Сибири.
Во время Большого террора 1937—38 годов органы НКВД проводили массовые аресты китайцев. Многие были расстреляны, включая десятки китайцев, интернированных с 1931 г. в Хакасии. В мае-июле 1938 г. 7,9 тыс. китайцев с Дальнего Востока были депортированы из СССР в Синьцзян. Не пожелавшие вернуться в Китай и принявшие советское гражданство китайцы были переселены в Кур-Урмийский район Дальневосточного края (1,9 тыс. человек), ещё 1,4 тыс. человек были высланы в Казахстан.[3][7]
По переписи 1937 г. в СССР проживали 38 527 китайцев, по переписи 1939 г. — 32 023 китайцев, по переписи 1959 г. — 26 тыс. китайцев, по переписи 1989 г. — 11 335 китайцев.[3]
Начиная с революции 1917 года и вплоть до советско-китайского раскола 1950-х и 1960-х годов, многие молодые китайские коммунисты получили образование в Москве, например Лю Шаоци, будущий председатель Китайской Народной Республики, и Цзян Цзинго, сын Чана Кайши.[8]
В 1954 г. советское правительство предложило руководителям КНР направить значительное количество китайских рабочих в Сибирь, главным образом на лесозаготовки. Китайские рабочие начали прибывать, но затем план их использования был свёрнут. Последняя группа китайских рабочих вернулась на родину из города Усолье-Сибирское в 1962 г.[3] [9]
Наиболее свежая волна иммиграции началась в 1982 году, когда Ху Яобан посетил Харбин, и одобрил возобновление приграничных торговых отношений; эта волна достигла пика в 1988 году, после подписания соглашения безвизового туризма между Китаем и Советским Союзом.[10] Это соглашение было аннулировано шесть лет спустя.[11]
0

Комментарии

  • Пока еще не оставлено не одного комментария. Будьте первым!

Оставить комментарий

Гость
Гость Понедельник, 19 Февраль 2018